Phill Jones

Фил Джонс (Phil Jones) известен в мире акустики, как звукорежиссер и инженер усилителей и акустики.

Путь славы

Я родился в бедной семье. Я с детства хотел играть на гитаре. Мой брат играл на гитаре. Мы хотели стать вторыми The Beatles, как и все подростки того времени. Я играл на басу вместе с ним. Я не мог позволить себе купить гитару, и пришлось делать ее самому. Мне тогда было 13 лет. А басовый усилитель я купил годом позже. Все это было так интересно, что после школы я пришел в университет на отделение электроники. Занимался телекоммуникациями. Но я все равно хотел быть музыкантом, и поэтому поступил в музыкальный колледж в Уэльсе.

Однако про электронику я не забывал. Я сам собрал усилители и акустику для выступлений и репетиций своей группы, но потом группа распалась. И это стало началом моей профессиональной карьеры в сфере аудио.

В начале 80-х я работал с такими мастерами, как Карлос Сантана, Элвис Костелло, Бобби Макферрин и другие. Создавал огромные системы для концертов. Работенка, надо признаться, не из легких, поэтому я решил сменить профиль и заняться студийным аудио. Свои первые студийные мониторы я купил у группы Who. На них я вместе с Дэвидом Боуи делал саундтрек к фильму "Absolute Beginners" (в российском кинопрокате "Новички". - Прим. ред.). Но я не был удовлетворен звучанием своих мониторов. Они не настолько точно и аккуратно воспроизводили звук, как мне бы хотелось.

В то время стандартом дефакто считались мониторы Yamaha NS10. А по-моему, этот "стандарт" был просто ужасен! На них невозможно сделать хорошую запись!

В 1984 году я сделал свои мониторы. Все, кто приходил ко мне на студию, позитивно отзывались об их работе. Некоторые даже просили их на мастеринг (конечная доводка студийной записи, где особенно важен достоверный мониторинг. - Прим. ред.). Я уже и не помню, кто посоветовал мне продавать их. Тогда я вообще не знал, что такое Hi-Fi. Студийный, концертный, живой звук - вот это было родное. Но к рекомендациям я прислушался и повез свою акустику в большой магазин Hi-Fi на окраине Лондона. Его владельцу было любопытно испытать мои колонки. Я не знал, какую назначить на них цену, и мы решили сравнить их с теми, что были у него на полках.

Начали с акустики за 200 фунтов (потом он ее выбросил). Мы брали все более и более дорогие системы. И остановились, лишь добравшись до ценника в нескольких тысяч фунтов. Но колонки, сравнимые по качеству с моими, были большими напольными. А мои - маленькими. Это воодушевляло.

Под маркой Acoustic Energy вместе с партнерами я начал производить эти АС. Над названием долго не думали - AE-1. Кстати, если найдете AE-1 с серийным номером меньше сотни, знайте - эти колонки сделаны моими руками. Через три месяца мы лидировали в рекламном каталоге магазина, и все продавцы буквально влюбились в наши изделия - до того легко они продавались. Правда, у меня возникли несогласия с коллегами по бизнесу, и я ушел из компании.

Затем я стал работать в Wharfedale. Уехал из Лондона. А ведь я типичный лондонец, житель большого города. Но мне пришлось трудиться в таком месте, где вокруг одни только холмы и овцы. Для меня это был шок.

Через шесть месяцев посреди ночи раздался звонок. На линии был вице-президент компании JBL. Он сказал мне: "Хотел бы ты встретится с нами?" Я посмотрел в окно - на улице было темно, шел дождь. Тут же я представил себе солнечную Калифорнию: и на следующий день был на борту самолета, улетающего в Америку. Я встретился практически со всем руководящим составом JBL. Потом вернулся в Англию. И мне опять позвонили. На сей раз из Boston Acoustics. "Не хотели бы вы прилететь в Бостон?" - спросили меня. Знаете, Бостон иногда называют Новой Англией, а я англичанин. Поэтому когда я оказался там, то почувствовал себя как дома. После нашего разговора с президентом он сказал: "Мы подумаем". Но я ответил: "Нет, говорите мне сразу - да или нет, я уже устал летать туда-сюда". Ему ничего не оставалось, как произнести: "Welcome!" Так я стал главным инженером в Boston Acoustics.

Через четыре года я покинул и этот пост. Работать в больших корпорациях непросто, там своя политика, а главное, в таких условиях нелегко творить что-то новое.

И я вместе с партнером создал свой бизнес - компанию Platinum Audio. Мы быстро стали известны в США. Наши системы собрали немало призов.

Однажды я проснулся в четыре часа утра. В мой голове был образ нового типа акустической системы. Совершенной системы. Без компромиссов. Раньше меня знали как создателя малогабаритной акустики, а тут моя фантазия разыгралась. Platinum Air Pulse (так они назывались) - это ненаправленные колонки, то есть излучают на 360 градусов. Их цена составила 175 000 долларов за пару. Мы продали десяток в Японию. И Japan Audio Society признало их лучшей инновацией со времен изобретения громкоговорителя.

У себя в Platinum Audio мы в основном занимались разработкой. Поэтому, продав системы, мы разобрали станки и выкинули их. И вот звонит Джимми Пейдж из Led Zeppelin. И говорит, что готов заплатить за колонки более полумиллиона долларов. Поэтому сейчас я все же подумываю возродить былое - собрал инженеров, постепенно реконструируем станки: Может, и в Россию подобную систему привезем.

Из Platinum Audio я тоже ушел. Бросил все и уехал в Китай. До этого я уже трижды бывал в Пекине на выставке Hi-Fi Show. Когда впервые увидел китайские колонки - смеялся. Во второй раз - улыбался, а в третий уже крепко задумался. Я оценил, насколько возросло качество всего за три года. У них еще не было звука, но внешний вид и качество сборки достигли хорошего уровня. Непросто сделать красивые колонки, но самое сложное - вдохнуть в них жизнь, так, чтобы они играли с душой.

В 1997 году я поселился в Китае и прожил там без малого шесть лет. Построил завод, нашел хороших инженеров, менеджеров, научил их своей философии - философии качественного звука. Теперь у нас солидная компания. На этой фабрике воплотились все мои знания, накопленные за 20 лет.

Люди думают, будто все, что произведено в Китае, сомнительного качества. Но что такое итальянский ресторан? Итальянские ингредиенты, итальянский повар, итальянские технологии приготовления пищи, итальянский дизайн. И неважно, где он находится, в Лондоне, Москве или Токио.

Название нашей фирмы - American Acoustic Development (AAD). Вот такая компания, с английским основателем, американскими технологиями и китайским производством. Глобализация! Я уже не считаю себя англичанином, я житель планеты Земля.

Философия

Однажды я пришел к другу (кстати, тоже бас-гитаристу) домой. У него стояли маленькие колоночки одной известной фирмы. Я сказал ему: "Ты музыкант, любишь музыку, а у тебя такие плохие колонки!" Он недоумевал - вроде бы выбирал лучшие в магазине. И тогда я привез к нему AAD серии S. Мы их подключили, и как только заиграла первая песня, у его жены, которая готовила что-то на кухне, все выпало из рук, и она с прибежала к нам в комнату, чтобы увидеть, откуда исходят столь чудные звуки. Но суть не в этом.

Его коллекция насчитывала примерно 70 компакт-дисков. Он слушал музыку раз-другой в пару месяцев. А сейчас слушает каждый день. Приходит ко мне домой, мы обмениваемся редкими дисками. Теперь он стремительно пополняет свою коллекцию, в том числе и DVD.

Все просто - звук среднего качества отдаляет аудиторию от музыки. Из-за этого падают продажи дисков! Я хочу способствовать росту музыкальной индустрии. Чем лучше звук, тем больше людей будет любить музыку.

Какими качествами должна обладать хорошая аудиосистема? В первую очередь - приемлемой для покупателя ценой! Во-вторых, колонки должны нравиться жене! У меня есть друг, который работает в компании Velodyne, они делают сабвуферы. Когда я готовился создать свой "саб", то спросил его: "Какой сабвуфер лучше всего продается?" И он мне ответил: "Это зависит от того, пришел покупатель в магазин один или с женой. Когда они приходят парой, то выбирают маленькую модель, а если он один - большую".

Конечно, нынче ситуация тяжелая. Люди тратят несколько тысяч долларов на плоскопанельный телевизор, а на акустику с трудом находят пять сотен. Это депрессивный момент для нашей индустрии. А ведь звук не менее важен для домашнего кинотеатра.

Кстати, в разных странах наибольшим спросом пользуются разные модели. Думаю, прежде всего это связано с жилищными условиями. В США дома огромные, средняя комната имеет площадь порядка 30-40 м2. А в том же Гонконге люди живут в комнатах по 5-8 м2 и не могут поставить себе громадные колонки...

Один из моих наставников, известный автор книг по акустике, сказал мне одну вещь, которую я никогда не забуду: "Всегда с умом трать деньги своих клиентов". Вот я создаю систему - и хочу дать максимальную ценность деньгам, которые клиент заплатит за нее.